Дождь огня священного не залил, Ни косматый лев, ни зенд жестокий К нашему шатру не подходили. И тогда еще ползти пытался, Но его уже схватили дети, За полы придерживали внуки, И такое он им молвил слово: Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился, Потому что столькими очами На него взирает с неба черный И его высматривает тайны. Этой ночью я заснул, как должно, Обвернувшись шкурой, носом в землю, Снилась мне хорошая корова С выменем отвислым и раздутым, Под нее подполз я, поживиться Молоком парным, как уж, я думал, Только вдруг она меня лягнула, Я перевернулся и проснулся: Был без шкуры я и носом к небу. Хорошо еще, что мне вонючка Правый глаз поганым соком выжгла, А не то, гляди я в оба глаза, Мертвым бы остался я на месте. Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился. Вот старик спросил, дрожа от страха: И когда над ним склонились братья, То увидели, что он не дышит, Что лицо его темнее меди Исковеркано руками смерти.

ЗВЕЗДНЫЙ УЖАС - стихотворение Гумилёв Н. С.

Не смотрел ни разу с вожделеньем. Побежали женщины и быстро Старый поднял свой топор кремневый, Думал — лучше продолбить ей темя, Прежде чем она на небо взглянет, Внучка ведь она ему, и жалко. Но другие не дали, сказали: Положили и склонили лица, Ждали, вот она умрет и можно Будет всем пойти заснуть до солнца. Только девочка не умирала, Где стояли братья, после снова Вверх и захотела спрыгнуть с камня. Старый не пустил, спросил:

Временна я петля (или «петля времени», «кольцо времени») — вымышленное физическое явление, представляющее собой зацикленный отрезок.

Не смотрел ни разу с вожделеньем. Побежали женщины и быстро Старый поднял свой топор кремневый, Думал — лучше продолбить ей темя, Прежде чем она на небо взглянет, Внучка ведь она ему, и жалко — Но другие не дали, сказали: Положили и склонили лица, Ждали, вот она умрет, и можно Будет всем пойти заснуть до солнца. Только девочка не умирала, Где стояли братья, после снова Вверх и захотела спрыгнуть с камня. Старый не пустил, спросил: Старый призадумался и молвил: Люди слушали и удивлялись:

Стихотворения 4 — страница 83

Не смотрел ни разу с вожделеньем. Старый не пустил, спросил:

и поэзии. Или ужаса. Звездный ужас. Горе! Горе! Страх, петля и яма. Для того, кто на Вот старик спросил, дрожа от страха: Что ты видишь .

Почему же я пишу о таком стихотворении? В нынешние времена слово это затаскано и унижено. Но в моём понимании, чувство ужаса совсем иного происхождения. Оно сродни восхищению высокой степени. Это восхищение перед чем-то грандиозным, космическим, ослепительным, таким, что наше сознание не в силах вынести столь великого света. Таков ужас и в стихотворении Гумилёва.

Некое племя живёт, не смея поднять глаза кверху — так заповедано в родовых наставлениях. Но вот один старик нечаянно проснулся ночью лицом вверх и одним глазом глянул в небо. Вдова его, решившись смотреть вверх для отмщения за своего мужа, сходит с ума. Тогда племя решает, что небо жаждет непорочной жертвы, и приносит на жертвенный камень маленькую девочку, обернув её лицом к небу. И девочка начинает рассказывать о том, что видит, постепенно всё больше понимая о небе. После того, не выдержав, один за другим всё племя устремляется взорами в небо, и в душах рождаются песни восхищения.

Звёздный ужас (Гумилёв)

Не тот это город, и полночь не та. Борис Пастернак Отчаянно, в последний раз цвели над гипсовыми руинами фонтана искалеченные бульдозером акации. Каменные громады многогоэтажек обложили разваленный скверик с трёх сторон.

Бондарь Александр. Мертвый Штиль."Ужас, яма и петля для тебя, житель земли! Тогда побежавший от крика ужаса упадет в яму; и кто вылезет из ямы, попадет в петлю. . И ощущение ужаса, страха, смерти. Смерть - невидимая .

Дождь огня священного не залил, Ни косматый лев, ни зенд жестокий К нашему шатру не подходили. И тогда еще ползти пытался, Но его уже схватили дети, За полы придерживали внуки, И такое он им молвил слово: Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился, Потому что столькими очами На него взирает с неба черный, И его высматривает тайны. Этой ночью я заснул, как должно, Обвернувшись шкурой, носом в землю, Снилась мне хорошая корова С выменем отвислым и раздутым, Под нее подполз я, поживиться Молоком парным, как уж, я думал, Только вдруг она меня лягнула, Я перевернулся и проснулся: Был без шкуры я и носом к небу.

Хорошо еще, что мне вонючка Правый глаз поганым соком выжгла, А не то, гляди я в оба глаза, Мертвым бы остался я на месте. Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился. Вот старик спросил, дрожа от страха: И когда над ним склонились братья, То увидели, что он не дышит, Что лицо его, темнее меди, Исковеркано руками смерти.

Книга Пророка Исаии

Вперед Мои читатели Старый бродяга в Аддис-Абебе,Покоривший многие племена,Прислал ко мне черного копьеносцаС приветом, составленным из моих стихов. Лейтенант, водивший канонеркиПод огнем неприятельских батарей,Целую ночь над южным моремЧитал мне на память мои стихи. Человек, среди толпы народаЗастреливший императорского посла,Подошел пожать мне руку,Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,Убивавших слонов и людей,Умиравших от жажды в пустыне,Замерзавших на кромке вечного льда,Верных нашей планете,Сильной, весёлой и злой,Возят мои книги в седельной сумке,Читают их в пальмовой роще,Забывают на тонущем корабле.

И тогда еще ползти пытался, Но его уже схватили дети, За полы придерживали внуки, И такое он им молвил слово: Горе! Горе! Страх, петля и яма Для.

Они устраивают там вечеринку, думая, что это будет забавно. Никто, кроме участников, не знает, куда они отправились, и когда события начинают развиваться не так, как хотелось бы самим молодым людям, никто не знает, где их искать. Студенты оказываются запертыми в бункере, а единственный свидетель, знающий об этом, уезжает с родителями в отпуск.

В бункере не остается еды, и вскоре начинается цепь трагических событий. Через некоторое время из бункера выбирается только одна выжившая девушка. Она рассказывает свою версию событий, но это не очень похоже на правду, поэтому все приходят к выводу, что у девушки посттравматический стресс и частичная потеря памяти. Через некоторое время возвращается свидетель и рассказывает свою историю. А у девушки к тому времени появляется память, и она тоже излагает новую версию. Смогут ли детективы и психолог разобраться в произошедшем?

Звездный ужас

Одноклассники В Воронеже Сергей Борисович даже не пытался устраиваться - он не терял надежду, что жена вытащит его через кого-то из крупных генералов, впоследствии в м году погибших. Он снял койку в одной комнате со славным рабочим парнем Трошей, а ел и пил у нас. Для нас это был сравнительно благополучный период с переводом, театром и радио, и нам ничего не стоило прокормить бедного мальчишку.

Ужас и яма и петля для тебя, житель земли! NRT. Ужас, яма Повсюду я вижу страх, западни и горе. RBO. Ужас, яма и сеть ждут тебя, обитатель земли!.

Не смотрел ни разу с вожделеньем. Умер Гар, сошла с ума Гарайя, Дочери их только восемь весен, Может быть, она и пригодится. Но другие не дали, сказали: Положили и склонили лица, Ждали, вот она умрет, и можно Будет всем пойти заснуть до солнца. Только девочка не умирала, Где стояли братья, после снова Вверх и захотела спрыгнуть с камня. Старый не пустил, спросил: И она ответила с досадой:

Яма (2001)

Астрология и общество Владимир Георгиевич Сурдин, к. Многим сейчас в нашей стране непросто найти опору в жизни, им так недостает внимания или хотя бы доброго слова. Одни ищут это слово в великой Книге, другие же вдруг прониклись верой в астрологию, как утверждается, науку древнюю, загнанную коммунистами в подполье, как некогда было с генетикой и кибернетикой.

Горе! Горе! Страх, петля и яма. Для того, кто Это цитата из библейское Книги пророка Исайи: «Ужас и яма и петля для тебя, житель земли!) (XXIV, 17 ).

Юрий Зобнин - Николай Гумилев"Горькие плоды" действий"избранников духов", в душе которых [ зажглись звезды", Гумилев рисует в последней своей поэме"Звездный ужас" - притче о массовом"растлении ума" у овладевшем неким первобытным племенем, люди которого вдруг горячо полюбили страшного"черного бога", требующего человеческих жертв. Лейтмотивом"Звездного ужаса" является двустишие Горе! Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился - представляющее собой почти дословное повторение восклицания Исайи"Ужас и яма и петля для тебя, житель земли!

Эти скорбные слова подытоживают пророчество о Страшном Суде, который следует за почти поголовным отпадением человечества от Бога: За то проклятье поедает землю, и несут наказание живущие на ней; за то сожжены обитатели земли и немного осталось людей" Ис. В поэме Гумилева явлению"нового бога" предшествует пристальное созерцание людьми ночного звездного неба: Страх петля и яма Для того, кто на земле родился, Потому что столькими очами На него взирает с неба черный И его высматривает тайны.

В"Звездном ужасе" Гумилев очень точно следует святоотеческому учению о действии бесовской прелести. Герои поэмы созерцают звездное небо в разных обстоятельствах и исходят при этом из разных побудительных мотивов - соответственно и последствия этого созерцания для них оказываются разными. Дело в том, что без свободного согласия человека на сотрудничество со злом силы сатаны не могут овладеть своей жертвой. О грехе, его видах, степенях и различных греховных состояниях.

Старик - первый из героев поэмы, подвергшийся воздействию"звездного ужаса", - посмотрел в ночное небо случайно, против своей воли:

Тысячелетний Жук-ужасы, фантастика, комедия 2011